GSM-сигнализация: производство и поставки
08:34 ООО «МТК» поставило трансформаторы для нужд Санкт-Петербурга и Владимирской области
06:34 ООО «ЛЕД-Эффект» стал победителем в номинации «Лучшее информационное наполнение электросайта»
04:33 Завод FALDI запускает в продажу магнитные трековые системы освещения
02:32 Новый сайт по частотным преобразователям от РОСЭК

Кредит под 500-700% годовых — это некрасиво, но легально — глава департамента НБУ

07.11.2018 9:49

Кредит под 500-700% годовых — это некрасиво, но легально — глава департамента НБУ

Целых три года в Украине обсуждается идея предоставить новые полномочия Национальному банку. Речь идет о передаче контроля над страховыми компаниями, ломбардами, кредитными союзами, финансовыми компаниями (в общем над всеми небанковскими финансовыми учреждениями, кроме негосударственных пенсионных фондов, их администраторов и строительных инвестиционных фондов) от Нацкомиссии по финансовым услугам к НБУ.

Нацкомиссия, которая сейчас регулирует большинство небанковских финансовых компании, справляется со своей функцией не лучшим образом. Наряду с абсолютно добросовестными игроками, на рынке немало и "темных лошадок". А скандалы вокруг фантастических ставок в сотни процентов годовых, под которые выдают займы разного рода кредитные организации, но узнает клиент об этом лишь начиная выплачивать кредит, обсуждаются в соцсетях чуть ли не ежемесячно.

Delo.ua поговорило с Александром Бевзом, директор департамента лицензирования Нацбанка, о предложениях НБУ по регулированию небанковского сектора, о новых требованиях к финансовым компаниям, а также о том, как бороться с мошенничеством на финансовом рынке.

О новых требованиях к небанковским компаниям и новых правилах контроля в случае принятия закона о "сплите"

Мы предлагаем перегруппировать работающие на небанковском финансовом рынке компании. Это позволит упорядочить финансовый рынок и даст предпринимателям, которые вкладывают свои деньги в развитие компании, понимание, какие требования и подходы к ним применяются.

Первая группа — это кредитные учреждения, которые имеют право выдавать займы в том числе за счет привлеченных от населения денег. Вторая группа — это страховые компании, которые тоже работают с чужими деньгами, а также страховые посредники. Третья группа — компании, которые предоставляют финансовые услуги, но не за счет привлеченных денег.

Контроль за работой компаний первых двух групп должен быть жестче, ведь их деятельность более рисковая — они привлекают деньги от юридических и физических лиц.

Над ними должен быть установлен полноценный пруденциальный надзор, который включает много инструментов: это и нормативы, которые будут отслеживаться, и широкий инструментарий инспекционных проверок, а также мер воздействия.

При этом контроль будет отличаться в зависимости от размера компании и ряда других критериев. Учреждения будут поделены на группы в зависимости от их доли на рынке и бизнес-модели. От этого напрямую будет зависеть жесткость требований: чем более значимое влияние компания оказывает на рынок, тем более жесткие требования будет выдвигать регулятор.

Третья группа — финансовые компании, не привлекающие средств клиентов — будут контролироваться в основном с точки зрения защиты прав потребителей и рыночного поведения.

Если говорить в целом, то у НБУ есть три базовых требования к любой компании на финансовом рынке. Это — наличие и достаточного собственного капитала, соблюдение законодательства о финансовом мониторинге и прозрачная структура собственности.

Это требования — ключевые и на банковском рынке. Их несоблюдение стало основной причиной массового выведения с рынка банков в 2014-2017 гг. К примеру, тогда из-за недостаточности капитала с рынка было выведено 79 банков, за нарушения требований законодательства о финансовом мониторинге — 11 банков, за непрозрачную структуру собственности — 5 банков.

Что касается структуры собственности, то и сейчас финансовые компании обязаны согласовывать с Нацкомиссией, осуществляющей государственное регулирование в сфере рынков финансовых услуг (текущий регулятор небанковских финансовых учреждений — Ред.) собственника существенного участия — того, кто покупает долю в компании в размере 10% и больше. Но у Нацбанка кроме этого есть и другие требования к структуре собственности. Например, отсутствие в ней трастов, которые не дают возможности установить реальных собственников, или номинальных собственников, за которыми прячутся реальные владельцы. Мы хотим сделать эти нормы универсальными для всего финансового рынка.

Предположим, у финансовой компании собственники — это, так называемая, "футбольная команда", то есть 11 человек с долей меньше 10% у каждого. Это инструмент избежать согласования структуры собственности с регулятором. Мы уже сейчас даем понять, что это неприемлемая ситуация.

Потому предлагаем всем собственникам небанковских компаний не ждать вступления в силу закона о "сплите", а уже сегодня раскрывать структуру собственности своих компаний и отражать реальных собственников в реестрах.

Аналогичная ситуация и с капиталом. Нужно, чтобы у финансовых компаний был реальный капитал с учетом адекватной оценки активов и рисков. Если у них его нет, следует решать эту проблему уже сегодня, а не ждать чего-то, чтобы исправить ситуацию. Это нужно, в первую очередь, самим компаниям, чтобы быть устойчивым к различным рискам.

О "чистке" небанковского финансового рынка

Мы вышли со своими предложениями по регулированию не для того, чтобы предупредить рынок о какой-то грядущей "чистке". Более того, никакая чистка не является целью. Мы просто говорим о том, какие подходы могут применяться.

Возможно, некоторые компании уйдут с рынка, но они и сегодня уходят, и вчера уходили. У нас нет задачи кого-то выводить.

Если все небанковские финансовые учреждения будут иметь достаточный капитал и прозрачные структуры собственности, то за что их выводить?

Кредит под 500-700% годовых — это некрасиво, но легально — глава департамента НБУ

Фото: Нацбанк

О борьбе со скрытыми процентами по кредитам и защите прав потребителей

Первая проблема для потребителя сегодня — это непонятные и зачастую обманчивые условия договора. Ты читаешь договор и реально не понимаешь, на каких условиях получаешь заем, четко не понимаешь сроки договора, условия продления платежей. В договорах могут быть заложены скрытые проценты, запрятано страхование, навешаны дополнительные услуги. Сегодня некоторые компании так составляют договоры, что потребитель банально не может посчитать, под какой процент он на самом деле берет заем. И это все происходит в формально легальном поле.

Финансовая компания, которая выдает кредит под процентные ставки, включая всевозможные дополнительные комиссии на уровне 500-700% годовых, не нарушает закон. Это некрасиво и нарушает права потребителей, но, к сожалению, это может быть легально. У такой компании всегда есть железный аргумент: "вы ведь читали договор".

К примеру, обсуждаемый давно законопроект №2456-д "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усовершенствования защиты прав потребителей финансовых услуг" не ограничивает ставки, он не запрещает продавать сопутствующие услуги. Но для защиты прав потребителей регулятор должен иметь возможность анализировать суть — соответствует ли услуга, которую по факту получил потребитель, той, которую ему рекламировали и продавали.

Аналогичная ситуация с привлечением денег от населения. Тот же кейс банка "Михайловский": люди вносили деньги, думая, что открывают депозит в банке. В договоре было написано, что он заключается с банком "Михайловский", и только меленьким шрифтом была приписка, что банк действует как представитель финансовой компании. Около миллиарда гривен таким образом было собрано на счетах финкомпании, а не банка. Похожие схемы происходят и сейчас, несмотря на запрет для финансовых компаний привлекать деньги от населения. Поэтому нужно развивать функцию защиты прав потребителей.

Нарушения прав потребителей — это не нарушение экономических нормативов, где все четко и понятно. И сейчас в этом вопросе очень большая правовая неопределенность. Законопроект №2456-д снимает в какой-то мере эту неопределенность. Он среди прочего предусматривает четкие санкции за ряд нарушений, вводит паспорт финансового продукта, обязанность для компаний согласовывать с регулятором определенные условия договора.

О борьбе с использованием страховых компаний для уклонения от налогов

Одними изменениями в полномочиях регулятора этот вопрос не решить. Должны быть изменения в налоговом законодательстве. Ведь недобросовестный бизнес использует страховые компании для уклонения от уплаты налогов, потому что законодательство позволяет это делать. Правы те представители страхового рынка, которые говорят, что эту проблему нужно решать изменением не законодательства финуслугах, а налоговых регуляций.

Что может сделать финансовый регулятор? К примеру, помочь компаниям выстроить адекватную систему финансового мониторинга.

Та или иная операция визуально может быть красивой и "чистой". Но если анализировать операцию по сути, а не форме, о чем говорят все международные стандарты, все сразу становится очевидным.

Например, компания застраховала тот риск, которого у нее на самом деле нет, а потом сделала по бумагам, что якобы этот риск материализовался.

По финмониторингу мы сейчас очень активно работаем с банками, ведь все операции небанковского финсектора все равно проводятся через них. Банки — это субъекты первичного мониторинга, важно чтобы они делали эту работу качественно. Финансовые компании тоже должны быть субъектами первичного финансового мониторинга, они должны анализировать своего клиента, должны пресекать использование себя с целью уклонения от уплаты налогов.

О борьбе с мошенничеством на рынке финансовых услуг

Если компания занимается мошенничеством, то это преступление. И этим должны заниматься правоохранительные органы, а не регулятор финансового рынка.

Но чтобы предотвращать мошеннические ситуации, регулятор может оценивать систему внутреннего контроля в компаниях, и может требовать от них построения качественной системы управления рисками. Действия и инструменты регулятора зависят от того, почему произошло мошенничество — из-за действий отдельного и нескольких сотрудника или такова "бизнес-модель" компании в целом.

Однако в вопросах мошенничества многое сводится к банальному, но важному, — финансовой грамотности украинцев. Если люди несут свои деньги в сомнительные организации или не читают внимательно договоров о кредите, то и самый лучший регулятор здесь не поможет.

Есть немало примеров в развитых странах, когда права потребителей защищаются административными мерами. Например, потолок кредитной ставки ограничен законом. Адекватность таких мер, конечно, очень дискуссионный вопрос.

Зарегулировать все — это самое простое решение. Но тогда можно забыть о появлении новых финансовых инструментов и новых компаний и развитии рынка.

С другой стороны, можно оставить достаточно широкое поле для деятельности финансовых компаний, что мы и предлагаем, но тогда у потребителя тоже должна быть своя голова на плечах. Иначе самый лучший регулятор не защитит на 100%.

Источник

Читайте также